Пятница, 11 августа 2017 года. №94 (11267) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Панорама дня

Законы рынка
Инвесторы верят в Кыргызстан
Анализируй это
Возможно ли воплощение мечты Акаева и Бакиева приватизировать страну?
Россия и мы
Нацизм не пройдет
Полигон
База военно–воздушной дружбы
Доктурбек МАЙЧИЕВ: На директора рудника в Ак–Тюзе нет управы, его боятся все
Бизнес - это сотрудничество
Идем к конкретным проектам в регионах
Жилье мое
Недвижимость продается. И дешевеет
Разговор начистоту
Образование — бремя республики, а не города
Громкое дело
С «Канатчиковой дачи» — домой, в Кыргызстан
Зря бегали
Гибельная скорость
Люби свой город
Как развиваться столице
Женские тайны
От Каныкей, жены Манаса, до нынешних VIP–дам
Моя библиотека
Закоулки души звезды фолк–рока США
Старик Хоттабыч в Карагачевой роще
Отдыхай
куда пойти
Авто
Не там, где надо
Кулатова закрыта
Снова про маршрутки
Когда в машине есть робот
Гиперкар с посадкой болида
Настоящий «проходимец»
Гиганты планеты
На олимпе
Будет и у нас железная леди!
ХОББИты
Сто граммов шерсти и частичка души
Обыкновенное чудо
Бездомный Рой стал американцем
Водный баланс
Удивительный вопрос
Физкульт-Ура
Крути педали правильно!

Метеосводка по Бишкеку
 на 16.08.2017
атмос. давление 691 мм
относит. влажность 25 проц.
радиационный фон 17.08.2017 мкР/час

 на 6.09
восход 20.02 заход заход +15...+17
ночью +27...+29 днем 2



Учетный курс валют
 на 16.08.2017
68,51
80,16
1,139
0,2000
10,05

 Средневзвешенный курс сома
на
объем торгов

политрасклад
Развенчание мифов о Сооронбае Жээнбекове
Во время острой политической борьбы, особенно за высшую государственную должность, хорошее реноме политика — это повод для беспокойства противников и мишень для их атак. В ход идет все — слухи, сплетни, домыслы. В итоге вместо незапятнанной репутации формируется навязанный конкурентами имидж — миф на мифе.«Вечерка» выясняла, сколько легенд появилось за время избирательной кампании о кандидате в президенты от партии СДПК Сооронбае Жээнбекове.

Миф 1. Связь с Катаром
    О том, что Сооронбай Жээнбеков и члены его семьи якобы лоббируют интересы то ли Катара, то ли Саудовской Аравии, то ли обеих этих стран Персидского залива, заговорили едва стало известно, что премьер–министр будет баллотироваться на президентскую должность. Обозначили и главное связующее звено — брата главы кабмина дипломата Жусупбека Шарипова, который много лет работает на Ближнем Востоке.
    При этом историю подали немного некорректно. В разоблачительных статьях по поводу катарского следа в будущей избирательной кампании Жусупбека Шарипова принципиально называют чрезвычайным и полномочным послом Кыргызстана в Саудовской Аравии, тем самым подкрепляя версию о возможном вмешательстве королевства в наши внутриполитические процессы. Однако дипломат с 2014 года представляет интересы Кыргызстана в других странах Ближневосточного региона, и его нынешние связи хоть с Катаром, хоть с Саудовской Аравией не столь прямолинейны, как это нам представляют.
    — Думаю, что информация по поводу связи Жээнбекова с Катаром, а тем более с саудитами не более чем информационный вброс, который случился на фоне предвыборной кампании. Понятно, что в рамках политической борьбы оппоненты премьера будут преувеличивать любую фактуру, которую можно хоть как–то интерпретировать против него. Поскольку Шарипов действительно служит на Ближнем Востоке плюс семья Жээнбекова придерживается мусульманских канонов, история о тесных взаимоотношениях с арабами очень хорошо ложится на эту почву. Отсюда и версия о том, что катарские деньги будут задействованы в президентской кампании, о том, что Саудовская Аравия как игрок пытается через эту фигуру проникнуть в Кыргызстан. Но я не думаю, что это действительно так, — считает политолог Марс Сариев.
    Арабскую вязь вокруг Жээнбекова, впрочем, плели не для кыргызстанцев, а для России. Таким образом стратегическому партнеру хотели дать понять, что кандидат в президенты от СДПК — персонаж ненадежный: от него исходит угроза исламского радикализма. Нас же большей частью пытались также настроить против Жээнбекова, убеждая, что РФ сильно напрягается на его счет.
    Впрочем, считают эксперты, если у россиян есть сомнения по поводу Жээнбекова, то их едва ли можно связывать с мифическим катарским следом, поскольку будущий глава государства едва ли сможет коренным образом поменять вектор внешнеполитической направленности Кыргызстана.
    — В случае прихода Жээнбекова к власти лавирование между интересами Запада, России и отчасти Китая, которой придерживается нынешний президент, будет продолжено. Ни саудиты, ни Катар самостоятельными игроками в глобальной политике не являются, следовательно, опасения напрасны, — объясняет эксперт и руководитель исследовательской группы IZ Бахтияр Эркимбаев.

Миф 2. Благочестивый премьер
    Религиозность Сооронбая Жээнбекова — еще одна притча во языцех. Несмотря на то что премьер исправно трудится по пятницам, не отвлекается от своей работы на пятикратный намаз, ему приписывают просто невероятную набожность. Отчего же?
    — На мой взгляд, в этом смысле Жээнбекова воспринимают через призму его семьи. Да, премьер — верующий человек, но он гораздо более светский, чем, допустим, его брат Жусупбек Шарипов. Возможно, это вызывает какую–то нервозность в Москве, но только потому, что тамошние эксперты не слишком хорошо разбираются в тонкостях нашей политической кухни. Отсюда, возможно, и настороженность. И, безусловно, оппоненты кандидата будут использовать данный факт против него, — уверен Марс Сариев.
    Директор независимого аналитического центра “Религия, право и политика” теолог Кадыр Маликов считает, что в современных реалиях богобоязненность Сооронбая Жээнбекова нельзя рассматривать как негативный фактор.
    — Нам нужно исходить из того, немного советского, понимания светскости, когда она граничит с воинствующим атеизмом. Чиновники и политики вправе исповедовать любую религию — свобода вероисповедания гарантирована Конституцией. Это абсолютно нормально, если никто никому ничего не навязывает. Более того, мы видим, что и президенты России, США и других стран открыто посещают церкви, молельные дома, и никого это не шокирует, — говорит Маликов.
    По мнению теолога, Сооронбай Жээнбеков, будучи премьер–министром, ни разу не дал повода усомниться в том, что он умеет сохранять баланс между личными духовными потребностями и рабочими обязанностями.
    — Он очень четко разделяет выполнение своих функциональных обязанностей и религиозных ритуалов. Да, он человек из известной семьи, где все традиционно исповедуют ислам и достаточно набожные. Но нужно отметить, что религиозность Жээнбековых большей частью проявляется в отношениях с людьми, в делах. Именно за это их и ценят все, кто знает. А каких–то курьезностей, связанных с набожностью семьи премьера, или крайностей нет, — объясняет эксперт.
    Маликов уверен: духовные наклонности действующего главы кабмина никак не повлияют на безопасность нашей страны.
    — Мы ведь по–прежнему очень сильно привязаны стратегически к России. Наш стратегический партнер, несомненно, станет реагировать на потенциальную опасность радикальной исламизации: в случае угрозы будут, по крайней мере, какие–то рекомендации. Впрочем, пока к этому нет никаких предпосылок, — убежден эксперт.
    При этом богобоязненность некоторых родственников Жээнбекова, если говорить конкретно о Жусупбеке Шарипове, до сих пор никак не вредила Кыргызстану.
    — Никто никогда не слышал о том, что брат Жээнбекова импортировал из Катара или Саудовской Аравии каких–то религиозных деятелей. Зато только в этом году при прямом участии Шарипова в КР из Кувейта был направлен десант медиков. Абсолютно светские доктора, которые провели несколько сот бесплатных операций. При этом, подчеркну, с религией эти врачи никак не связаны, — утверждает Кадыр Маликов.

Миф 3. Семейный крен на юг
    Для кыргызов понятие “круглая сирота” — весьма абстрактная словесная категория, всегда найдутся какие–нибудь родственники. Однако Сооронбаю Жээнбекову его семью постоянно вменяют в вину. Это особый повод для конкурентов недолюбливать кандидата от СДПК — в этих Жээнбековых все не так: их слишком много, они слишком успешные и слишком дружные. Политические недоброжелатели уже поставили семейству свой диагноз — новый клан узурпаторов. Хотя угроза установления семейно–кланового режима исходит буквально ото всех кандидатов — будь то Сариев, Бабанов, Торобаев или кто другой. У каждого из них — многочисленная родня, среди которой при определенном раскладе всегда отыщется свой возможный претендент на роль Максима Бакиева или Айдара Акаева. Но так ли страшен клан Жээнбекова, как его малюют?
    — Соперники кандидата от власти Сооронбая Жээнбекова пытаются убедить население страны в том, что стиль его правления не будет сильно отличаться от стиля президента Бакиева. Мы сталкиваемся с парадоксальной ситуацией, когда в том числе и сторонники беглого президента, так называемые бакиевцы, обвиняют Жээнбекова в бакиевщине, — говорит Бахтияр Эркимбаев. — Вместе с тем предстоящие президентские выборы отличаются тем, что Жээнбеков в данном случае не представляет себя лично и своих родственников. По сути, на выборы идет команда президента Алмазбека Атамбаева. То есть в лице Жээнбекова мы видим и нынешнего президента, и мэра столицы Албека Ибраимова, и руководителя аппарата главы государства Сапара Исакова, и других сторонников президента.
    Другой независимый политолог — Денис Бердаков — уверен, что, хотя страхи по поводу укрепления клановости в КР никуда не денутся в ближайшей перспективе, нынешний президент принял все возможные меры для недопущения узурпации власти в стране каким–либо семейством.
    — Этого все боятся, особенно на севере КР. Достаточно мощная степень защиты предусмотрена на законодательном уровне — произошло усиление полномочий премьер–министра. На сегодня очевидно, что премьером станет “северный” политик. Будет чуть–чуть ослабленный президент, усиленный премьер, а также автономное правительство и парламент — возникнет баланс, при котором непросто взять всю власть в одни руки, — говорит Бердаков.
    Откровенно говоря, в попытках перетянуть политическое одеяло на себя, приводя на посты родственников и земляков, премьер Жээнбеков до сих пор замечен не был. Так с чего вдруг ему начинать эту порочную практику, придя на пост президента? Тем более, как говорят аналитики, нынешнее устройство политического пространства КР не способствует такому повороту событий.
    — По Конституции мы живем в парламентской республике. Да, сложилось так, что за время нашего парламентаризма президентский институт был самым устойчивым в связи с бесконечными отставками правительства. Атамбаеву часто приходилось решать не свойственные для него задачи. Теперь после конституционной реформы ситуация меняется коренным образом. Политика становится многополярной — президент, премьер–министр, парламент. Конкуренция будет более здоровой, а власть — сбалансированной. Мне кажется, что Атамбаев, инициируя поправки в Конституцию, пытался сделать так, чтобы власть в будущем не повторила опыт Акаева и Бакиева, — уверен политический эксперт Игорь Шестаков.

Миф 4. Нерешительный политик и не новатор
    Помимо прочего, политические конкуренты приписывают Сооронбаю Жээнбекову нерешительность и несовременность. Мол, может работать только по чьей–то указке и не способен к реформаторству. Справедливы ли эти обвинения?
    По мнению Шестакова, премьера не назвать традиционалистом.
    — Наверное, его воспринимают как консерватора в каких–то вопросах. Но, с другой стороны, мне сложно назвать его менеджером чисто советской формации, потому что в любом случае он уже управленец сегодняшнего дня. Дело в том, что ему в правительстве досталось достаточно тяжелое наследство. Ему было не до реформ — надо было выруливать ситуацию, особенно по нормализации ряда экономических процессов. К тому же Жээнбеков не так долго работал в этой должности, чтобы делать глобальные выводы и расставлять категоричные акценты, — считает эксперт.
    За нерешительность Жээнбекова, говорят аналитики, нам выдают его завидную для отечественного управленца такого уровня скромность.
    — Он довольно решительный, но не медийный человек. Он не инициирует выход на СМИ, не рапортует о каждом своем успехе и решении, — говорит политолог Денис Бердаков.
    Игорь Шестаков считает, что о нерешительности Жээнбекова, как политика, судить слишком рано:
    — Пока мы видели Сооронбая Жээнбекова только как государственного менеджера. Он занимал ответственные посты в различных структурах власти и не предавался популизму или самопиару. На посту премьер–министра, я считаю, ему приходилось решать достаточно сложные задачи. И он справлялся с этим, но все это не сопровождалось пиаром в отличие от его предшественника, по которому сразу было видно, что он собирается идти в президенты. А Жээнбеков показал, что решение проблем для него — на первом месте, а собственный пиар — даже не на втором, а, наверное, на пятом — шестом. Он не позиционировал себя как политик, который за счет своей высокой должности пытается набрать очки.
    Кстати, сдержанность в плане саморекламы делает честь Жээнбекову–политику. Харизма трудяги, бесспорно, добавляет ему привлекательности в глазах простых людей, которые устали от шоуменов с фальшивыми улыбками и тысячами лживых обещаний.
Александра ВАСИЛЬКОВА.
Фото из Интернета.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
Регистрация
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Рейтинг
TopList
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2007 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”
По любым вопросам пишите на: webmaster@vb.kg
По вопросам регистрации пишите на: subscriber@vb.kg