№86 (10450)
Пятница, 15 июня 2012 года


Два монолога
Марат Раимкулов — физик по образованию, а Дмитрий Птичкин — программист, но оба они еще и актеры, режиссеры, сценаристы, постановщики, мультипликаторы и члены творческой группы «705». Смелые, неординарные и верящие, что своими постановками смогут заставить зрителей изменить свое мнение о многих окружающих вещах и событиях.

— Дмитрий, недавно состоялась премьера моноспектакля “Подчиненный. Марис” (“ВБ”, 22 мая 2012 г., “Подчиненный”), а в прошлом году Марат представил зрителям “Короля крыс” (“ВБ”, 22 августа 2011 г., “Король крыс”) и тоже в форме моноспектакля, почему выбрана именно такая форма подачи? И комфортно ли на сцене существовать в одиночестве?

Раимкулов: — Оба моноспектакля перекликаются между собой, и, я думаю, в них было бы сложнее работать с кем–то. Хотелось вдуматься, вжиться в образ героев, почувствовать то, что должны были чувствовать они, находясь в таких ситуациях.

Птичкин: — А для меня “Подчиненный. Марис” вообще стал дебютной работой. Немного сложно было вживаться в несколько ролей сразу, передавать зрителям настроение героев и их характер. Но я рад, что в первый раз удалось собрать полный зал, и зрители неплохо меня принимали, а я так растерялся и разволновался, что в конце даже забыл их поблагодарить за то, что они пришли.

— А как театр появился в вашей жизни?

Раимкулов: — Сначала появилась творческая группа “705”, мы ставили небольшие постановки. А в университете я ходил в театральную студию, где преподавал Нурлан Асанбеков. И как–то он сказал, что надо читать Кафку. Прочитав, я понял, что этот сложный язык мне понятен, это был язык угнетенного. И настолько он меня впечатлил, что первый спектакль в детском медиацентре мы с Джошуа Мурзахметовым сделали по Кафке “Голодарь” в 2005 году. А потом я уехал учиться в Казахстан и, когда приезжал оттуда, мы делали небольшие перфомансы. В Казахстане стал участвовать в постановках студенческого театра Евразийского национального университета. Это был важный и особенный опыт в моей жизни. Сейчас в группе “705” шесть человек, это уже совсем другой состав, чем был изначально, и у многих профессии, не связанные с искусством, но нас объединяет творчество. Над спектаклем мы работаем также со своими друзьями. Так, например, сейчас начали работать над следующими спектаклями с феминистической инициативной группой “СКью”.

Птичкин: — Я в группе недавно, а с Маратом мы еще со школы знакомы, вместе участвовали в разных школьных проектах. Наша учительница ставила спектакли, и мы в них играли. У нас с ним немного разные жанры. Марата всегда интересовали вопросы угнетения, неравенства, а я на сцене больше злодей, я их больше понимаю, к чему они стремятся, что переживают. После школы наши пути разошлись, и встретились мы недавно, спустя 7 лет, когда судьба свела на одной работе. А еще в школе я писал стихи и прозу. Правда, произведений у меня не так много, и я их ни разу не публиковал. Одно из последних моих стихотворений было использовано в спектакле “Подчиненный. Марис”.

Раимкулов: — А я очень любил с детства рисовать и писать и всегда мечтал создать какую–нибудь свою настоящую книгу. Учились мы с Димой в школе с математическим уклоном, но математика мне никак не давалась, я никак не мог ее понять. А потом возник интерес к графикам, линиям, для меня это был фантастический мир. Он стал таким многосторонним и в то же время таким поэтичным. Когда я уже учился в Казахстане, в какой–то момент было отчаяние, чувствовал себя потерянным, опустошенным, и тогда я занимался только физикой. Наверное, сказывалось то, что я находился один в чужом, большом городе, вдали от близких и друзей. И как–то по телефону папа мне сказал, чтобы я не забрасывал рисование, несмотря ни на что. И я начал вновь рисовать. Через полгода появилась моя первая персональная выставка в Казахстане, которую устроил мой друг Али.

— Кстати, о рисовании. Марат, недавно у вас в Италии открылась персональная выставка, а у нас, в Кыргызстане, проводились выставки ваших рисунков?

Раимкулов: — Персональных в Кыргызстане не было, однако мне повезло участвовать в различных местных выставках. Участвовал в молодежной центральноазиатской выставке современного искусства, где представил мультфильм “Манты”, в выставке “Экология жизни”, первоапрельской выставке “Самоучитель KG” и других.

— А как зритель воспринимает вашу анимацию?

Раимкулов: — По–разному. Кому–то нравится, а кто–то вообще не понимает, что я своими мультфильмами хочу сказать. Раньше я один занимался анимацией, а сейчас работаю в команде. Кстати, самые ранние мультфильмы, а их большинство, я сделал, когда был в Казахстане, и мультфильмы были моим ответом тому одиночеству и бессилию, которое присутствовало в тот момент.

— Стиль рисования ваших анимаций приближен к карикатурному, так легче выразить идею?

Раимкулов: — В детстве я любил книжки, комиксы, меня даже отдавали в школу рисования, но там я не находил того, к чему стремился. Мне хотелось рисовать привидений, драконов, динозавров, а в школе учили рисовать натюрморты и пейзажи. Тем более в школе есть определенные стандарты, по которым учат рисовать, но мне они никогда не нравились. И в процессе проб и ошибок у меня сложился свой стиль видения рисунков, может быть, он в чем–то неправильный, не такой, как надо. Сейчас в основном мультфильмы мы делаем с Темиром Кадыровым и еще работаем над стилем.

— О чем самый последний ваш мультфильм “Кто я?”? Что вы хотели донести до зрителей?

Раимкулов: — Когда система приходит, она начинает всех определять: добрый или плохой, черный или белый. Она дихотомична. В этой системе есть только мужское и женское. И главный герой мультфильма, попадая в эту систему селекции, оказывается, не входит ни в одну из них. И приходит некто, кто красит его в цвет и вводит в эту систему. А то, что он внутренне ощущает себя частью этой системы или нет, — все равно. Недавно я в самолете услышал разговор двоих мужчин. Один говорил: “Будь мужиком!”. А второй отвечал: “Я не хочу быть мужиком, не хочу жить по твоим криминальным понятиям, я человеком хочу быть. Хочу быть свободным”. “Кто я?” — двухминутный — а это 1200 кадров, а значит, 1200 рисунков. Много вещей пришлось упростить, сделать рисунки и стиль проще. Когда в городе или в стране, или даже в мире происходит какое–нибудь значимое событие, которое меня задевает, хочется сразу же отреагировать на него посредством своих анимационных работ. И хочется сделать это быстро, пока горит. А один из последних мультфильмов мы вместе с Димой сделали, называется он “Мана–мана”.

Птичкин: — В одном шоу видел номер “Мана–мана”. Стоят две девушки, и к ним подходит молодой человек, который говорит им: “Мана–мана”, а они отвечают ему : “Ту–ту–ду–ду”. И, когда он говорит что–то другое, они не могут на это реагировать. В сущности, номер на этом и построен. И среди нас есть люди, которые могут положительно реагировать только на то, что их радует, а все остальное их раздражает.

Раимкулов: — Темир также аниматор, который активно участвует в жизни нашей группы, им сделан самый большой анимационный проект — “Провинциальный учитель” по мотивам одноименного рассказа Франца Кафки.

Птичкин: — Хотя “Провинциальный учитель” — это очень сложное произведение, и там совсем не детские проблемы поднимаются.

— И в ваших спектаклях, и в ваших мультфильмах прослеживается идея равенства и непринятия многих явлений нашего общества. А не чревато ли это последствиями для тех, кто будет так открыто высказываться?

Птичкин: — Наоборот, это лучше, чем просто молчать. Молчание всегда усугубляет твое положение и часто воспринимается в качестве согласия с тем, что происходит. Поэтому молчать не стоит.

Раимкулов: — Но бывают такие позиции, которые лучше и не высказывать. Вот национализм тоже чья–то позиция. Но декларировать национализм в цивилизованном обществе недопустимо.

— А что значит для вас театр?

Птичкин: — Я подхожу к театру с такой позиции: пытаюсь понять, что переживает человек, чего он хочет. На репетиции мне совершенно не давалась сцена подчиненного. В спектакле ведь мало просто изобразить, тут стоит начальник, а тут подчиненный. А как изобразить, что начальник еще тиран и вампир? И даже если удастся это сделать, останавливаться нельзя. Нужно показать, что подчиненный не против занять его место. Нужно показать, что порой подчиненный отвечает принятием этих действий потому, что в перспективе стремится попасть на место своего начальника. В этом для меня скрыта внутренняя работа.

— Откуда берете сюжеты для своих спектаклей?

Птичкин: — Наверное, трудно брать сюжеты, не основанные на собственных переживаниях. Поэтому отчасти со сцены я рассказываю и о том, что мне встречалось в жизни.

Раимкулов: — В “Короле крыс” много историй, которые происходили на самом деле. И когда рассказываешь это со сцены, они приобретают другой смысл, история перестает принадлежать только вам, люди смотрят и задумываются над увиденным. В этом спектакле тоже выражены мои переживания. Мы сидели с участниками “Гала–театра”, и руководитель труппы Галина Кетова подсказала важную мысль, что театр может стать трибуной для высказываний. Я давно хотел поставить такой спектакль, но не знал, как это сделать. А тут сформировалось решение.

— Как думаете, есть ли будущее у таких театральных постановок, как ваши, будут ли они востребованы зрителем?

Раимкулов: — Я недавно разговаривал с Сергеем Лысенко — режиссером и актером театра “Место Д”. Мы говорили о том, может ли театр существовать на свои средства. Нашу группу поддерживают общественный фонда “Хивос” и Программы искусства и культуры фондов Открытого общества.

— Какие у вас планы?

Птичкин: — Скоро еще раз покажем спектакль “Подчиненный. Марис”. А следующий спектакль планируем к осени поставить, уже есть наработки, зарисовки, определена тема.

Раимкулов: — Скорее всего, сыгран он будет тоже одним актером. Но это пока секрет.

Айжан МАМБЕТАЛИЕВА.
Фото из архива “ВБ”.