Среда, 28 мая 2008 года. №97 (9517) 
   
Поиск по сайту  
 Сегодня в номере:  Судный день

Парламентарно
Акжоловцы приготовили для Мадумарова сюрприз
Лейла СЫДЫКОВА:
Мужчины думают о глобальном, женщины — о насущном
В гостях хорошо, а дома лучше
Энерджайзер
Как на пороховой бочке
Восстановлению подлежит
Деликатес для авто
Через пять перевалов
Это особый товар
Из микро возродится мега
Социум
Перелом — жизни облом
Спор за двор
Мираб на зарплате, но без воды
Театральные подмостки
Онегин полюбил Бишкек
Дата
Замир Молдошев:
Служить везде, куда пошлет Родина
Поздравления на марше
Судный день
Последнему рысбековцу— пожизненное
Чертов язык
Чрезвычайка
Ограбление в центре столицы
Повязали на месте
Откуда обрез–то?
К тайнику под конвоем
На полном ходу
Открытый мир
Местные пироги со швейцарским изюмом
Баку приглашает

Метеосводка по Бишкеку
 на 18.10.2017
атмос. давление 694 мм
относит. влажность 74 проц.
радиационный фон 19.10.2017 мкР/час

 на 7.19
восход 18.14 заход заход +11...+13
ночью +15...+17 днем 2



Учетный курс валют
 на 18.10.2017
68,48
80,42
1,189
0,2004
10,00

 Средневзвешенный курс сома
на
объем торгов


Последнему рысбековцу— пожизненное
В понедельник в Первомайском районном суде столицы был оглашен приговор Эркину Мамбеталиеву — последнему оставшемуся в живых из ближайшего окружения главаря бандитской группировки Рысбека Акматбаева.
    Этого вердикта кыргызстанской Фемиды потерпевшие, силовики и все граждане республики, которые долгие годы вынуждены были наблюдать за наглыми преступлениями членов рысбековской группировки, зачастую остававшимися безнаказанными, ждали с большим нетерпением и со смешанными чувствами.
    Трудно забыть, как совсем недавно, два года назад, в этом же суде наиболее активные члены банды, в частности братья Коноевы, тот же Мамбеталиев и другие, были оправданы. Как отказался от обвинения, якобы за недоказанностью, государственный обвинитель. А в зале на последней скамье сидел сам Рысбек в окружении боевиков банды. И территория вокруг суда по периметру контролировалась бритоголовыми качками.
    Это было время, когда главным побудительным мотивом поступков многих и многих был страх. Обыкновенный животный страх перед группой отвязных киллеров, которые могли убить любого, как это было с полковником Чыныбеком Алиевым, депутатом Жыргалбеком Сурабалдиевым и многими другими. А главарь банды рвался в верховную власть страны, устраивая демонстрации, больше похожие на бунты в колонии, у “Белого дома”.
    Сейчас ситуация резко изменилась. Возникла некая сила, до сих пор конкретно не обозначенная, которая разгромила банду Рысбека. Во всяком случае официально еще никто не осужден за эти “ликвидации”. Сам Акматбаев был расстрелян на выходе из мечети, его ближайшие сподвижники — племянники братья Коноевы — убиты: один у себя дома на Иссык–Куле, другой — на пороге Верховного суда, который все–таки отменил оправдательный приговор. Штатный киллер банды Нарматов убит сотрудниками милиции при задержании. Убит сотрудник ГУУР МВД полковник Джумагулов, бывший, по версии обвинения, активным сподвижником Рысбека.
    СегоднЯ на скамье подсудимых остался один Мамбеталиев, но зато появились свидетели, которые теперь не боятся говорить правду. По крайней мере в основном именно на их показаниях (людей под особой охраной привозили на процесс) и построено обвинение против 43–летнего Эркина Мамбеталиева. Усиленную охрану суда и прилегающей территории теперь осуществляла милиция, а в зале не было боевиков.
    Процесс, длившийся почти три месяца, был очень тяжелым для всех участвующих сторон. Допрошено несколько десятков свидетелей, проведено разбирательство по восьми эпизодам преступной деятельности Мамбеталиева, исследована степень его соучастия и непосредственного исполнения убийств криминальных авторитетов и нормальных людей, известных в республике, мешавших или не подчинившихся Рысбеку.
    Но на подсудимого изменения обстановки никак не повлияло. Он вел себя напористо, активно, опровергая все обвинения, пытаясь полностью контролировать ситуацию. Чувствуется закалка спецназовца, прошедшего стажировку в антитеррористическом центре в Египте, личного телохранителя, по–прежнему не потерявшего боевую форму.
    Уже в самом конце процесса судья предоставил ему слово в свою защиту, которое длилось почти два часа. И здесь Эркин Мамбеталиев показал себя во всей красе. Он вещал громко, эмоционально, грамотно, как опытный оратор, насыщая свою речь народной мудростью в виде пословиц, обращениями к Корану, Аллаху, восклицаниями вроде: “Где логика, логика где?”. Это когда опровергал обвинения следствия.
    А начал с того, что попросил прощения у своих родных за столько хлопот (Мамбеталиев сам отец четырех детей). А также призвал судью: “Ваша честь, прошу не только слышать, но и услышать меня!”.
    “Услышать” суд должен был то, что Мамбеталиев категорически отрицал все и прежде всего участие в преступном сообществе. Утверждал, что Коноевых знал, но только как родственников со стороны матери, Рысбека — только по роду работы: когда был в ОМОНе, изучал ориентировки на него. С Джумагуловым дружил, поэтому постоянно созванивался с ним (телефонные переговоры по сотовой связи при подготовке к преступлениям — одно из важнейших доказательств участия в них подсудимого), но не как с членом банды, а как с близким человеком, с которым, кстати, был в Египте. О том, что есть такой человек Хаваз Заурбеков (зять Батукаева, похищенный и убитый рысбековской группировкой), якобы узнал только во время следствия. А все доказательства его вины — сфальсифицированы.
    Обвинение в соучастии в убийстве директора пансионата “Рахат” Бахруля Бурханова вообще назвал беспределом. Да, он отдыхал на Иссык–Куле, но в пансионате, который находится за десятки километров от “Рахата”. И он никак не мог знать, когда Бурханов выедет оттуда в Бишкек, и сообщить об этом Коноеву. “Я же не пророк”, — гремел подсудимый на весь зал. С такой же силой убежденности он опроверг свою вину в двух важнейших пунктах обвинения. Расстреле полковника Чыныбека Алиева, который, будучи начальником Управления по борьбе с организованной преступностью, несколько лет мужественно боролся с Рысбеком и его бандой, и слишком близко подошел, несмотря на угрозы и предупреждения, к их изобличению. И депутата парламента Жыргалбека Сурабалдиева, не согласившегося делиться своим бизнесом с криминальным авторитетом.
    И если в случае с Алиевым он обвинялся только в соучастии, т.е. подготавливал, а потом прятал автомобиль, из которого стреляли в полковника сам Акматбаев и штатный киллер Нарматов, то в Сурабалдиева и его водителя стрелял сам.
    Ораторское искусство и способности “мозгового центра” банды ему не помогли. Чудом выживший водитель парламентария категорично показал на Мамбеталиева в суде: “Он стрелял!”. Свидетели, которые наконец смогли говорить то, что видели, подтвердили: “Он ставил в гараж БМВ, из которого совершено убийство Алиева...”.

***

    Судья оглашал приговор почти три часа. Из 8 предъявленных эпизодов обвинения Мамбеталиев признан виновным в трех убийствах — Чыныбека Алиева, Жыргалбека Сурабалдиева и члена противоборствующей преступной группировки Таалайбека Абасова. В итоге последний из рысбековских приближенных был осужден на пожизненное заключение.
    Надо было видеть его лицо, когда прозвучали последние слова судьи, — как блеск молнии, а потом все, полное уничтожение...
Ольга ДЯДЮЧЕНКО.
Фото из архива “ВБ”.

Версия для печати
К содержанию номера
На главную страницу
Регистрация
О нас
Контакты
Обратная связь
Гороскоп
Реклама

Архив ВБ
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Рейтинг
TopList
Designed by: Axenov Vyacheslav
Programmed by: Voevodin Ilya
© 1974-2007 ЗАО "Издательский дом “Вечерний Бишкек”
По любым вопросам пишите на: webmaster@vb.kg
По вопросам регистрации пишите на: subscriber@vb.kg